Как внести вклад в клад

Наша страна богата самыми разными ресурсами - минеральными, земельными, биологическими, водными. Причем об истинных масштабах того или иного ресурса мы имеем порой довольно общее представление, а если используем, то лишь малую часть из них. Но помимо газа, нефти, угля, золота и прочего добра есть у нас огромные запасы того, что мы редко воспринимаем всерьез. Речь идет о скрытых в земле ценностях, в том числе - о кладах. В самом деле - чем не "ископаемый" ресурс? Ведь если кто-то веками прятал (или терял) в земле или под водой какие-либо ценности, то должны быть и те, кто их должен найти.
Тема поиска кладов - одна из самых благодатных в литературе и кинематографе. Но, оказывается, подобной идеей одержимы герои не только Стивенсона. За рубежом поиск сокровищ уже превращается в мощную отрасль индустрии обогащения. Ведь по некоторым оценкам, сейчас под водой лежит более трех миллионов затонувших кораблей, многие из которых буквально набиты золотом - вспомните, сколько груженых галеонов не дошло до Европы из Америки во времена конкисты. А сколько таит в себе земля? Достаточно почитать международные новости за последние годы, чтобы представить не только размах и масштабы предпринятых усилий, но и экономический эффект.
ГОРЯЧИЕ НОВОСТИ
"Великобритании обнаружены сокровища викингов, стоимость которых специалисты оценили в 750 тысяч фунтов стерлингов, пишет газета Daily Mail. В Британском музее заявили, что подобная находка была сделана впервые за последние 150 лет. Клад обнаружили двое британцев - Дэвид и Эндрю Уэланы, которые увлекались поисками древних захоронений..." "В Атлантике найден крупнейший в истории человечества подводный клад. Американская компания, специализирующаяся на розыске затонувших кораблей, обнаружила старинный галеон, на борту которого хранилось до 500 тыс. старинных монет из золота и серебра. Вес извлеченного сокровища превышает 17 тонн, а стоимость составляет около $0,5 млрд., сообщил телеканал CNN..." "На острове Робинзон-Крузо в принадлежащей Чили группе островов Хуан-Фернандес на глубине 15 метров обнаружен клад стоимостью в 10 млрд долларов, сообщает Guardian. Эти выдержки из газет можно изучать очень долго. А что же Россия и страны бывшего СССР? "В лесу на горе Тепе-Оба в районе Феодосии (Крым) найден самый большой клад в истории независимой Украины: более 10 тысяч монет времен крымского ханства". "Каратунский клад" - самый крупный из кладов зо-лотоордынских монет, известных науке. Его вес составляет почти 36 кг. Был обнаружен при строительных работах в Апастовском районе Татарстана". "Археологи Балтийской экспедиции Института археологии РАН во время раскопок на месте взорванного Королевского орденского замка в Калининграде нашли клад с редчайшими медальонами, датированными поздним Средневековьем".
БОГАТАЯ ИНДУСТРИЯ
Казалось бы, с одной стороны, вроде бы что-то находят, с другой - результат по сравнению с атлантическими миллиардами как-то не особо впечатляет. В чем же дело - неужели у нас нечего искать? Или просто плохо ищут? В том-то и дело, что потенциал наших земель здесь огромен. Сейчас на Западе все чаще раздаются голоса о том, что самые грандиозные клады нужно искать именно в славянских землях. Речь идет, например, о могиле Чингисхана, которого погребли вместе с немыслимым количеством драгоценностей, о золоте Наполеона, схороненном где-то по пути из Москвы, о спрятанных гитлеровцами при отступлении ценностях русских музеев, о кладах Пугачева, Разина, Кудеяра и так далее. Получается, все дело в организации поиска. Любители-одиночки обычно вооружены штатными ручными металлодетекторами, а потому могут исследовать лишь 0,3 - 0,5 метра почвы (к сведению: тот самый клад на острове Робинзон Крузо был найден с помощью специального робота "Arturito", который способен сканировать землю на глубину 50 метров). Но, даже обладая сравнительно маломощной техникой, любители совершают, по некоторым данным 99 процентов от всех археологических находок. И эта цифра, скорее всего, отражает истинное соотношение тех, кто занимаются поиском кладов в частном порядке и тех, кто выступает от лица организации, например, как профессиональный археолог. Подобный факт не может не настораживать, ведь наивно предполагать, что в музей попадает все или хотя бы большинство из найденного любителем. Перечисленные выше сенсации касаются случаев, когда речь идет о кладах стоимостью в колоссальные суммы, о сокровищах, которые невозможно утаить, не легализовав их. Любой здравомыслящий человек понимает: нельзя тайком поднять со дна галеон с грузом в годовой бюджет какой-нибудь республики, а потом безраз дельно властвовать им, опять же, оставаясь подпольным миллиардером. Одно дело, когда кладоискательством занимается крупная компания, наподобие упомянутой Odysseus, делая это в рамках закона и платя налоги. Здесь в выигрыше и государство, и частные лица, включая акционеров этих компаний, и музеи, которым наверняка будут проданы какие-то экспонаты. Но когда речь идет о многих тысячах одиночек-любителей, которые мечтают найти если не клад, то хотя бы хоть что-нибудь ценное, тут уже крайне сложно предугадать, чем все закончится. Ведь здесь невозможно проследить за тем, как ведутся поисковые работы, каким образом происходит извлечение найденных вещей, их идентификация, а главное - куда они исчезают. Поэтому вполне понятно, что профессионалы любителей не жалуют, ведь именно благодаря последним появляются разрытые курганы и могильники, а большинство найденных ценностей, как правило, отправляется через черный рынок за рубеж, оседает в частных коллекциях, о которых сами владельцы нередко предпочитают молчать, или просто гибнет. Музеям же достаются лишь жалкие крохи. Многое также упирается и в существующее законодательство. Точнее, в традиционно настороженное отношение к нему со стороны обывателя.
ЗАКОН - ЧТО ДЫШЛО...
Конечно, желание рядового гражданина, нашедшего клад, взять себе все, не поделившись ни с кем, вполне понятно и объяснимо - увы, законопослушание большинству из нас не свойственно. Но тут дело не только в этом. С давних пор все, что найдено в земле, у нас считалось принадлежащим государству И тому, кто нашел клад, либо вообще ничего не доставалось, либо его ждали большие неприятности - допросы и даже пытки под благовидным предлогом "не утаил ли чего". Платить какие-то небольшие вознаграждения за найденное стали лишь в XIX веке. К тому же такое понятие, как "культурная и историческая ценность" появились сравнительно недавно. Поэтому если кто-то находил древние золотые и серебряные монеты, то вряд ли мог купить на них что-либо, а если и продать, то лишь как по цене лома. В советские времена все ценности, найденные в земле объявлялись национальным достоянием. За находку полагалось вознаграждение - 25 процентов с учетом ее научной значимости. Счастливчику предстоял нелегкий выбор: либо довольствоваться официально подаренной ему государством четвертью от стоимости оцененного по минимуму клада (причем, безо всякой гарантии, что ты опять не попадешь в поле зрения "органов"), либо попытаться самому сбыть найденное с реальными перспективами угодить за решетку, либо оставить клад у себя и никому о нем не говорить. Сейчас времена несколько иные. Принятый в 1994 году новый Гражданский кодекс РФ, с одной стороны, вроде бы облегчает участь нашедшего, с другой, позволяет трактовать ситуацию как угодно. Так, согласно статье 233 ГК РФ клад - это "зарытые в земле или сокрытые иным способом деньги или ценные предметы, собственник которых не может быть установлен либо в силу закона утратил на них право..." Следовательно, если какой-нибудь варяг после удачного похода зарыл награбленное в земле, замуровал в стене дома или спрятал в дупле дерева, а потом не смог или не захотел достать обратно, это, однозначно, клад. Но если же кто-нибудь из них или любой другой человек случайно обронили кошелек с деньгами, перстень с изумрудом, золотой нательный крест или любую другую ценную вещь, то, согласно статье 227, для нашедшего это уже не клад, а находка. Тем более если вещь не была сокрыта, она не является кладом, даже если это будет случайно потерянный сундук серебра. Как поступать с кладами - вроде бы понятно. Та же 223-я статья говорит, что найденное "...поступает в собственность лица, которому принадлежит имущество (земельный участок, строение и т.п.), где клад был сокрыт, и лица, обнаружившего клад, в равных долях, если соглашением между ними не установлено иное". Значит, найдя сундук с золотом на своем приватизированном участке, ты можешь прыгать от счастья и уже прикидывать, на что потратишь всю сумму? Не совсем так. Дело в том, что если в сундуке есть "...вещи, относящиеся к памятникам истории или культуры, они подлежат передаче в государственную собственность". А тебе причитается лишь половина, с которой надо еще заплатить налоги как физическому лицу. Причем, если клад найден на твоем участке кем-то еще, но поиски велись с твоего разрешения, эти 50 процентов вы поделите еще пополам, разве только вы не заключили письменное соглашение о каких-то иных условиях. Что же касается находки, то ее, по закону, однозначно, нужно вернуть либо владельцу, либо государству, которое постарается найти владельца. Еще одна интересная деталь: Гражданский кодекс считает кладом только то, что является деньгами или ценными предметами. При этом понятие "ценности" здесь может иметь довольно обширную трактовку, ибо люди вполне могут считать какой-нибудь гвоздь, выпавший из Ное-ва ковчега, несравненно более ценной вещью, чем любую из драгоценностей, найденную в зарытой шкатулке. В общем, любому неискушенному в юридических тонкостях человеку (а среди обычных граждан таких - подавляющее большинство) ясно: при желании можно на вполне законных основаниях обернуть дело так, что находка, как и века назад, обернется тебе большой головной болью. Поэтому вполне естественно, что те, кто в частном порядке занимается поиском кладов (или "ценностей" в широком смысле этого слова), стараются не "светиться". Ведь помимо вполне законных претензий со стороны государства тут можно не только элементарно спугнуть удачу, разболтав о находке, но и напроситься на повышенное внимание со стороны криминальных структур, которые обязательно захотят войти в долю. Редкий кладоискатель согласится на откровенное интервью, а, согласившись, никогда не расскажет вам всего. Впрочем, один из таких людей - Сергей Вячеславович Кочетков, гендиректор фирмы "Детстандарт" - решился в частной беседе поведать нам о тонкостях своего ремесла. Тем более что фирма его как раз занимается продажей аппаратуры и принадлежностей для поиска кладов.
СЛОВО КЛАДОИСКАТЕЛЮ
- Идеей использовать для поиска кладов электронные устройства я заболел еще в 1981 году, - рассказывает Кочетков. - Сам собирал приборы по схемам, найденным в журналах "Радио". Правда, они работали только на воздухе, а в земле практически ничего нельзя бы ло найти, даже консервную банку. В 1985 году я попросил своего однокурсника-араба привезти мне сюда из заграницы металлоискатель, причем, непременно, с дискриминатором, чтобы отличал цветные металлы от черных. - Оправдал ли этот прибор ваши надежды? - Честно говоря - нет. Чувствительность у него была крайне низкая - всего около 5 см в глубину на монету, 10 см - на крупный объект. Но - все равно, это уже был невиданный прогресс. Я стал находить монеты, которые лежали почти на поверхности, и просто получал от этого удовольствие. Тут ведь важна не столько цель, сколько сам процесс поиска и нахождения. Когда у тебя прибор сигнализирует о том, что здесь что-то есть, и ты, по выданным параметрам, чувствуешь, что это что-то интересное, вот тут такой адреналин! - Вы мечтали найти клад. А что чаще всего находили? - Чаще всего попадаются монеты, причем самые раз ные. Потом, по статистике, идут нательные кресты. Кстати, среди этих изделий есть как весьма простые, так и довольно редкие, например, инколпионы, то есть, створчатые кресты, внутрь которых прятали мощи. Есть "змеевики", совмещающие христианские и языческие истоки - у них с одной стороны крест, с другой - змеи. Все это довольно редкие и весьма интересные находки. - Общались ли вы с теми, кто также занимался тем же? - Конечно, причем, во многом благодаря объявлениям в газетах. Оказалось, что людей, которые мечтают найти клад, довольно много. Мы обменивались опытом, делились информацией о технических новинках, характеристиках приборов, о находках. Кое-кто из них обладал профессиональными металлодетекторами. С ними вместе мы ходили по пляжам, находили целые карманы монет, как современных, так и старых. Плюс какие-то драгоценности - кольца, цепочки, серьги. - Куда вы девали эти находки? - Самое интересное, я тогда ничего не мог продать, но не потому, что не было возможности или боялся, - просто не хотел, было жалко расставаться с найденной вещью. Это, кстати, довольно свойственно людям нашего круга - искать клад и радоваться, найдя какой-нибудь средневековый хлам, найти ценную вещь и оставить ее у себя, не желая расстаться с ней. Хотя, я знаю, есть и те, кто ищет что-либо именно на продажу. В принципе, это можно считать своеобразным вкладом, потому что древности обычно постоянно растут в цене. Допустим, лет 15 назад, когда никто не знал, что и сколько стоит, цены назначались от фонаря. И все инколпионы продавались приблизительно по одной и той же цене. А сейчас один, редкий, вполне может стоить за $1000, а другой, обычный, - лишь $70. - Наверное, чем больше металлоискателей и самих копателей, тем больше находок и ниже цена на них? - Тут палка о двух концах. С одной стороны, монет стали находить действительно больше. Лет 10 назад никто кроме узких специалистов понятия не имел о так на зываемых удельных монетах, которые печатались Дмитрием Донским, Василием Дмитриевичем, Петром Дмитриевичем, Юрием Дмитриевичем. Это была чрезвычайная редкость, и существовало всего пара-тройка коллекционеров, обладавших ими. Да их никто и не собирал почти, ибо монет просто не было. Так вот, благодаря металлоискателям такие находки стали делать гораздо чаще. И удельные монеты перестали быть такой уж редкостью. Но и коллекционеров, которые интересуются ими, стало заметно больше. А вырос интерес - вырослаи цена. - Не кривят ли сами копатели душой, когда говорят, что для них гораздо важнее процесс, а не результат? И, как вам кажется, можно ли превратить искательство в доходный бизнес? - Среди искателей есть разные люди. И специализируются они на поиске разных вещей. Конечно, кто-то действительно норовит поставить дело на широкую ногу. Они собирают все, что попадется - какие-нибудь шпоры, топоры, пуговицы, вилки и так далее, а потом продают тем, кого любителям старины. Но, уверяю, 90 процентов всех искателей - люди, которым просто интересно искать. Ведь это понятие включает в себя отнюдь не только и не столько рытье земли. Нужно покопаться в архивах, изучить старые карты, сравнить их с современными, узнать, где находились старые дороги, мельницы, переправы, постоялые дворы, церкви, помещичьи усадьбы. Причем, постараться отыскать именно те объекты, которые до тебя никто не исследовал, а потом отправиться на место со всем снаряжением. Кстати, металлоискатель сам по себе не более чем прибор, поэтому нужно уметь настраивать его, работать с ним в разных условиях. Словом, поисковая деятельность - это целая наука, осваивая которую ты обогащаешься самыми разными знаниями и умениями не хуже чем найденными предметами. А насчет доходности, то, как я могу с уверенностью сказать, можно продать практически все. К тому же некоторые работают и под заказ - например, ищут потерянные вещи за вознаграждение, по договору прочесывают фамильные поместья или дома, если хозяева подозревают, что где-то тут предки спрятали клад. - Есть ли у кладоискателей какая-то специализация? - На самом деле само слово "кладоискатели" создает некий неверный образ того, кто занимается поисковой деятельностью. На кладах свет клином не сошелся, а помимо них есть масса всего, что представляет собой интерес для людей. Искать древние могильники и копаться в скифских курганах - это одна тема. Вторая мировая война- совсем другая. Лично мне, к примеру, ни то, ни другое не нравится - как-то совсем не хочется тревожить покой мертвецов, снимать украшения со скелетов, выкапывать черепа в касках и возиться с неразорвавшимися гранатами и снарядами. Гораздо интереснее ходить по старинным трактам и находить потерянные или спрятанные кем-то монеты. Ну а кому-то по душе поиск золотых самородков или метеоритов. - Неужели метеоритов в земле так много, чтобы говорить об их массовом поиске? - Метеориты, от микроскопических до гигантских, падали на нашу планету миллионы лет. И до сих пор в ней остаются. Понимаю, трудно поверить в то, что можно обнаружить маленький камушек, прилетевший неизвестно откуда и упавший непонятно куда. Но если доподлинно известно, что в таком-то районе в атмосферу вошел крупный метеорит, который разрушился на множество фрагментов (а такими данными обладают, например, сотрудники обсерваторий), то остается очертить границы, скажем, 10 на 15 км, и искать, используя спецтехнику. И обязательно найдешь! Кстати, есть не только искатели, но и коллекционеры метеоритов, что не всегда одно и то же. Поэтому предложений типа "куплю/продам метеорит" довольно много в интернете, да и в специализированных магазинах сейчас можно встретить подлинные экземпляры. - Для их поиска тоже нужна какая-то особая техника? - В принципе, можно искать и с помощью металлодетектора, хотя его довольно трудно настроить на поиск каменных метеоритов. Так что тут свои проблемы, которые хорошо знакомы только тем, кто этим занимается профессионально. Не следует забывать, что специализация может быть не только по темам, но и по способам поиска. Одно дело - искать на поле или пляже, совсем другое - на чердаке или в стене дома. Тут и техника нужна особая, и навыки. Отдельный разговор - подводный поиск. Но о нем вам лучше говорить с теми, кто этим занимается. - Традиционный вопрос: расскажите о своей самой интересной находке. - У меня был случай, когда я на одном поле нашел сразу два клада серебряных монет Василия Темного. Довольно редкие и хорошо сохранившиеся экземпляры. И когда показал их одному известному археологу, он сказал, что это не должно пропасть для России и будет очень жалко, если такая находка уйдет куда-то за рубеж. Конечно, сдай я клад государству, его вполне могли оценить как лом серебра и мне досталось бы три копейки. Поэтому мы решили найти спонсоров, которые выкупили бы клад целиком. Спонсорами оказались представители одного немецкого исторического музея. Они заплатили примерно $4000, с которых государство удержало еще 30% налогов. Да, рыночная цена клада - в четыре раза больше. Но я пошел на это, зачем наживать себе проблемы, пытаясь сбыть что-то втемную? Зато теперь эти монеты разъезжают по миру, их демонстрируют в экспозиции государственного музея России.
ПОРА НАВЕСТИ ПОРЯДОК
...Конечно, когда поиск ведется кустарными методами, когда почти все найденное поступает преимущественно на черный рынок или оседает в частных коллекциях, а в музеи получают, в основном, лишь то, что дарят или продают им отдельные честные кладоискатели, вряд ли государству будет от всего этого ощутимая польза. Скорее, наоборот. Получается, нужно опять все делать централизованно, как в советские времена? Разумеется, нет. С одной стороны, имеет смысл гораздо активнее проводить изыскательские работы, организуя поисковые компании, выделяя средства из бюджета или привлекая их со стороны. (Кстати, после выхода на экран фильма о знаменитом "Титанике" за рубежом цены на акции таких компаний, вопреки здравому смыслу, стремительно взлетели.) С другой стороны, пора совершенствовать законодательство, чтобы помочь рядовым искателям осуществлять эту деятельность, не боясь в любой момент быть привлеченными к ответственности непонятно за что. К примеру, у нас возникает много проблем с поиском золотых самородков. Да, разнообразная аппаратура, слава богу, в продаже появилась, но применять ее по прямому назначению частные лица далеко не всегда имеют право. И нашедший самородок может запросто попасть под статью. Спрашивается, почему, если в той же Канаде или Австралии любой человек, купивший лицензию, может спокойно заниматься поиском самородного золота, продавать его через официальные структуры, а у нас это считается преступлением? Как известно, добыча золота на многих приисках прекращена именно из-за нерентабельности процесса. Но ведь это становится невыгодно именно в условиях промышленной добычи, в то время как отдельные старатели вполне могли бы заняться поиском драгоценных металлов. Существуют проблемы и с профессиональной оценкой найденных кладоискателями ценностей. До тех пор, пока на черном рынке за предмет старины будут платить в 10 раз больше, чем предлагают госстуктуры, находки так и будут уходить в тень. С другой стороны, отсутствие специалистов, способных профессионально и качественно оценить ту или иную находку приводит и к другим весьма неприятным последствиям. Известен случай, когда людей, вскрывших древний склеп, поймали на месте преступления, причем с изъятыми из могилы золотыми и серебряными украшениями, но даже тогда их не могли привлечь к ответу. Почему? Оказывается, для возбуждения уголовного дела необходимо знать точную стоимость находки. А местные эксперты не взялись определить денежный эквивалент ценности. Напрашивается единственно верный вывод: если действительно воспринимать сокрытое в земле как ценный во всех отношениях и весьма богатый ресурс, необходимо относиться к нему как к ресурсу - бережно и со знанием дела.

Вадим МЕЛЕШКО (Журнал ВВН/валовой внутренний продукт) http://rusantiq.ru/catalog.php

http://coinrus.ru/

Просмотров: 9651

Дата: Вторник, 22 Января 2008