Раритеты становятся основой для выгодного бизнеса

Деньги стали делать из раритетов и даже старья! Люди зарабатывают на вещах, забытых жильцами домов под снос. Продают картины, чемоданы, сундуки - в общем, все то, что переселенцы считают хламом, который незачем брать в новую квартиру. Иногда, казалось бы, в пустых домах кладоискатели находят тайники. Где надо искать и кто покупает мусор, выяснила Татьяна Новикова.
В дом, что с ракетой в крыше, дверь всегда приоткрыта, но через нее не войти: он пережил советскую эпоху и до сих пор в стиле того времени.
«Музей позабытых вещей» хранит в себе предметы, которые люди оставили в старых домах под снос, не желая тащить хлам в новые жилища. Детская машинка, лошадка, зебра, на которой катались за 10 копеек, колбы для соков - яблочного, березового и томатного, и первый видеомагнитофон.
Как говорит владелец лавки древностей Александр Серегин, раньше за обнаружение в видеомагнитофоне кассеты «Эммануэль» могли посадить в тюрьму. «Приходила милиция, выключала свет на этаже, из-за чего магнитофон переставал работать. Потом включали свет, вытаскивали кассету и давали приличный срок», - рассказывает он.
Из предметов 1980-х получилась целая комната - «воровская малина». В такой обстановке, за круглым столом в свете абажура, собирались поиграть в «подкидного», пропустить стаканчик-другой и обсудить дела государственной важности. Появилась в музее и своеобразная гардеробная. Здесь собраны туфли, кеды 1969 года, «женильные» рубахи и «совковые» галстуки. Певцы и их продюсеры заглядывают сюда за костюмами. Кинорежиссеры арендуют для фильмов телефоны и лампы. Отреставрированный антиквариат идет на продажу в лавку старины. Десятки, а то и сотни тысяч рублей можно заработать на выброшенных самоварах и печатных машинках. За водолазным шлемом со дня на день приедет Андрей Макаревич. «Этот шлем можно сторговать за какие-нибудь 30-40 тысяч, хотя это просто невероятный раритет», - говорит Александр Серегин. Еще один раритет - подставки для обуви. Сами добытчики называют их «жучками для ленивых жен».
Такие вещи теперь можно найти только в домах под снос. Охотники за барахлом знают наперед, когда намечается переселение: с информацией у них проблем нет. Едва жильцы покидают квартиры, искатели берутся за дело. Ходят группами - так легче отбиться от конкурентов, если что. Повезет, когда у добытчиков разные цели: одни выносят картины и книги, другие охотятся за старинными деньгами и украшениями.
В оконных рамах часто находят монеты и ложки с вилками из чистого серебра. «Нычки» или «захоронки» маскируют также в стенах под обоями, в печках и под плинтусами. «Этот стандартный крестьянский клад времен НЭПа стоит не больше 100 тысяч рублей», - показывает кладоискатель Владимир Порываев.
Среди мусора можно найти и так называемые «потеряшки». Это кольца, браслеты, серьги - все то, что люди потеряли, когда жили в доме.
По закону, тем, что найдено, искатели должны делиться с собственником территории дома под снос 50 на 50. На деле, с забытыми вещами полная неразбериха, непонятно, что кому принадлежит. Искатели делают деньги на барахле. Но, с другой стороны, для оставленных вещей это шанс не исчезнуть. В музеях или у коллекционеров если не они, то что вызовет приятные воспоминания о времени чугунных лошадок и воде с сиропом за 3 копейки?!


http://coinrus.ru/

Просмотров: 9702

Дата: Воскресенье, 17 Февраля 2008